Психотерапевтический центр Фалеевой  


Эффективность применения трансовой психодинамической терапии у больных с соматоформными расстройствами

Фалеева Вера Викторовна,
Медицинский руководитель психосоматической клиники на базе УВМА,
врач-психотерапевт высшей категории

Воронов Марк Владимирович,
Президент Межрегиональной ассоциации позитивных
психотерапевтов, заместитель главного врача центра «ХОСПИС»,
врач-психотерапевт, кандидат психологических наук, доцент.

Резюме. В статье проведена сравнительная оценка эффективности трансовой психодинамической терапии и традиционных медикаментозных методов лечения соматофорных расстройств у участников ликвидиции последствий на Чернобыльской АЭС.
Ключевые слова: трансовая психодинамическая терапия, соматофорные расстройства, участники ликвидации аварии на ЧАЭС.

Введение МКБ-10 в практику работы психиатрических учереждений Украины дает возможность выделить ряд синдромов и нозологических форм, которые не квалифицировались в предшествующей классификации. К таким нарушениям относятся соматоформные расстройства (шифр F45). Пациенты с такими расстройствами составляют до 25% от всех больных с общесоматической патологией. По этому вопрос более эффективного их лечения имеет большое значение для финансовой политики здравоохранения.

Частота соматоформных и психосоматических расстройств в структуре общей заболеваемости в последнее время настолько увеличилась, что некоторые исследователи стали называть современное общество «психосоматически-ориентированным».

Психосоматическая медицина как научное и лечебное направление, которое устанавливает взаимосвязи между душевными переживаниями и реакциями организма, в нашей стране довольно молодо и, как правило, пока является профессиональным уделом психиатров и психотерапевтов. К психосоматическим расстройствам относятся соматические и функциональные расстройства организма, возникновение и течение которых зависит преимущественно от психосоциальных обстоятельств. Прежде всего, речь идет об известных стрессовых болезнях, таких как язва желудка, язва двенадцатиперстной кишки, бронхиальная астма, нейродермит, гипертоническая болезнь и др. При этом выделяется две основных группы: функциональные (соматоформные) расстройства, когда нарушения происходят на уровне нейровегетативной и гормональной регуляции отдельных органных систем, и органические нарушения, которые могут выражаться во всем многообразии заболеваний. Невозможно строгое разграничение психических, психосоматических и чисто соматических заболеваний. Целесообразнее придерживаться мультифакториального подхода в понимании их этиологии и принципах терапии.

Общим для группы соматоформных расстройств является появление у пациентов на фоне психосоциального стресса соматических жалоб при отсутствии морфологических изменений в соответствующих органах [5]. Для этой группы пациентов характерен феномен алекситимии, отражающий трудности в определении и описании собственных чувств, сложности в проведении различий между чувствами и телесными ощущениями, предпочтительное фокусирование внимания на внешних событиях, а не на внутренних переживаниях [1]. Подобные свойства личности приводят к фокусировке эмоционального возбуждения на соматическом компоненте, что обусловливает усиление соматоформных нарушений и ипохондрию. Эмоции, которые не могут быть выражены, находят свой выход и отражение в разнообразных телесных ощущениях и физических симптомах, «одевая» на себя разнообразные маски соматической патологии. Своеобразным соматическим радикалом процесса подавления негативных эмоциональных состояний (гнев, страх, тревога) является возникновение напряжения мышц [2—4]. В. Райх считал, что «мышечный панцирь — это защита от неудовольствия…». Хронические мышечные зажимы приводят к искажению и разрушению собственных чувств, к потере энергии и радости жизни, препятствуют свободному выражению эмоций индивидуума [2, 3]. Вследствие алекситимических нарушений и мышечных зажимов любой психотерапевтический подход, ограниченный только вербальным общением с пациентом, страдающим соматоформным расстройством, недостаточно эффективен.

Более перспективным для лечения данной группы больных нам представляется психодинамический подход с работой в трансовых психотерапевтических техниках с использованием трансформирующих возможностей изменённых состояний сознания. Трансовые техники представляют собой динамический процесс активизации бессознательного с разблокировкой энергии, сдерживаемой в эмоциональных и соматоформных симптомах, что приводит к освобождению от зажимов и разрешению конфликтов.

Цель настоящего исследования — оценить эффективность трансовой психодинамической терапии у пациентов с соматоформными расстройствами.

Объектом исследования были 30 пациентов с соматоформными расстройствами, проходившими амбулаторное лечение у психотерапевта — все  в прошлом являлись участниками ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. 30 пациентов (контрольная группа) с аналогичными нарушениями, прошедшие традиционный медикаментозный курс лечения антидепрессантами и транквилизаторами. Исследование проводилось в психосоматической клинике, являющейся клинической базой Украинской военно-медицинской академии. В соответствии с МКБ-10 распределение пациентов было следующим — ипохондрическое расстройство — у 4 (13%) пациентов, соматоформная вегетативная дисфункция сердца и сердечно-сосудистой системы — у 12 (40%) пациентов, хроническое соматоформное болевое расстройство — у 7 (23%) пациентов, соматоформная вегетативная дисфункция желудочно-кишечного тракта — у 7 (23%) пациентов. Мужчин — 90%, женщин — 10%. Возраст пациентов составил от 42 до 54 лет.

Методы исследования.

Исследование проводилось с помощью анамнестического и клинико-психопатологического методов с использованием психологических тестов Шихана, Бека, анализом письменных самоотчетов пациентов. Имеются видеоматериалы психотерапевтических сеансов.

Техника трансовой психодинамической терапии включает использование разнообразных приемов связанного дыхания, воздействие на пациентов побуждающей музыки, сфокусированную работу с телом [2], усиленную различными телесно-ориентированными техниками (психотехники Фельденкрайза, Трейджера, Райха, рольфинг-массаж). Началу проведения сеансов предшествовала детальное изучение общесоматического и психологического анамнеза каждого пациента, обстоятельств текущих ситуаций. Психотерапевт, исследуя вместе с пациентом его прошлое, должен попытаться помочь ему понять природу его проблем, а также связь симптомов болезни с жизненной ситуацией.

В среднем курс лечения составлял 15—20—25 ежедневных групповых сеансов с последующим проведением поддерживающей терапии до 1 — 2 раз в месяц. Количество сеансов для каждого пациента определяется индивидуально в ходе лечения и зависит от динамики состояния и редукции симптоматики.

Результаты исследования.

Среди изменений, которые мы наблюдали в ходе сеансов, отмечалось значительное снижение интенсивности депрессивных нарушений, исчезновение тревоги и фобий, различного рода психосоматических расстройств: головных болей, прекращение упорных болевых синдромов в области сердца, желудка, кишечника. Отмечалось открытие мышечных блокировок в области грудной клетки, солнечного сплетения, малого таза. При исчезновении блокировки, пациенты практически во всех случаях отмечали появление тепла и «потоков энергии» в соответствующей области.

Важным следствием терапии являются ощущение освобождения от тягостных психологических проблем, значительное улучшение соматического состояния, развитие у пациентов самообладания в трудных житейских и профессиональных ситуациях, то есть овладение приёмами саморегуляции.

У 40% больных, имевших различной степени выраженности периферические васкулярные нарушения, нормализовалась деятельность сосудистой системы, что подтверждалось данными параклинических методов исследования и улучшением их самочувствия. После первого курса терапии полная редукция симптоматики наступила у 38% больных, что достоверно выше, чем в контрольной группе (25%; Р 0,01), неполная ремиссия — у 48%, незначительный эффект — у 14% пациентов. В группе больных с неполной редукцией симптоматики удалось достигнуть положительного эффекта в 80% случаев при проведении повторного курса терапии. В данной группе преобладали лица с ипохондрическими расстройствами и пациенты с длительным стажем заболевания, многократно лечившихся у врачей других специальностей, прошедшие многократные курсы медикаментозной терапии.

С нашей точки зрения, усложнение внутренней картины болезни «невротика» и нарастание таких неэффективных механизмов внутренней психологической защиты, как «рационализация» и «интеллектуализация» объясняет низкую эффективность психодинамической терапии у данной категории больных.

Анализ результатов исследования позволяет сделать вывод о значительной эффективности трансовой психодинамической терапии у пациентов с соматоформными расстройствами.

Клинический пример. Пациент Б., 48 лет, обратился с жалобами на частые головные боли,  неприятные ощущения в затылочной области головы и шейном отделе позвоночника, периодическое повышение артериального давления до 150-170 / 90-100 мм. рт. ст., приступы внутреннего беспокойства, тревожность с чувством ожидания « надвигающейся беды», сопровождающиеся учащенным сердцебиением, чувством нехватки воздуха, ощущением «жара» и сдавливания в области груди, страх смерти от «остановки сердца».

Считает себя больным с 1989 г., когда впервые при эмоциональном волнении, связанном с прохождением регулярного диспансерного осмотра (как участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС), «возникла мысль о том, что обязательно выявится какое-то заболевание». Возникло чувство нехватки воздуха, учащенное сердцебиение, «сдавило и запекло в груди», « понял, что могу умереть». «Очень удивился, что все результаты обследований не выявили никакого заболевания», «это меня не успокоило, был убежден, что врачи просто формально отнеслись к осмотру». Приступы возникали почти ежедневно, начал испытывать подавленность настроения, снизился аппетит, появилась несвойственная ранее раздражительность, ухудшился сон, «постоянно испытывал усталость». В силу черт характера «старался не огорчать семью», «все держал в себе», «был уверен, что у меня скрытая лучевая болезнь». Многократно обращался к врачам разных специальностей, проводились разнообразные обследования, не выявляющие каких-либо органических расстройств. Выставлялся диагноз: нейро-циркуляторная дистония по гипертоническому типу. Принимал повторные курсы гипотензивной, кардиоваскулярной и метаболической терапии, эффекта от лечения не было. По рекомендации кардиолога обращался к психотерапевту, проходил курс психотерапии, обучался приемам релаксации, начал интересоваться литературой по психологии и позитивному мышлению, «повторение самовнушений вызывало еще большую волну внутреннего страха». «Потерял веру в медицину, начал ходить к экстрасенсам, которые убедили меня в том, что у меня порча». Повторные попытки «снятия порчи» состояния не улучшили. По совету психотерапевта периодически, принимал транквилизаторы (фенозепам).

При проведении первого курса трансовой терапии пациент испытывал ощущения внутреннего покоя, успокоения, начал лучше спать, приступы тревоги и внутреннего беспокойства возникали значительно реже, приняли абортивный характер, появилась способность к самоуспокоению. Во время сеансов возникали неприятные ощущения в различных частях тела (сжатие, онемение, вибрация), при этом возникали разнообразные непроизвольные телодвижения, свидетельствующие о снятии «мышечного панциря».

По окончании первого курса терапии (10 сеансов), пациент отмечал отчетливое улучшение самочувствия: уменьшилась интенсивность и продолжительность головных болей, стабилизировалось артериальное давление, прошли неприятные ощущения в шейном отделе позвоночника, улучшилось настроение. При 3-х недельном перерыве, до следующего курса терапии, проводимом с целью контроля эффективности лечебных мероприятий, отмечено улучшение качества жизни пациента, появление оптимизма в отношении собственного выздоровления, повысилась способность к контролю поведения.

Во время второго курса терапии уже на первом сеансе пациент испытал «вспышку» памяти, отчетливо вспомнил психотравмирующую ситуацию в период работы в зоне ЧАЕС, зрительные образы сопровождались выраженным чувством страха смерти, пришло осознание (в виде инсайта) причин своего болезненного состояния.

Катамнестическое наблюдение этого пациента составляет 11 месяцев. Приступов страха не наблюдалось, субъективно чувствует себя здоровым, отмечает не свойственное ему ранее ощущение уверенности в себе, повышение либидо и появление положительной жизненной перспективы.

Таким образом, оценивая результаты данного клинического случая, можно сделать выводы о значительной эффективности трансовой терапии у пациентов с соматоформными расстройствами. Возможность гибкой переработки невротических проблем позволяет говорить о достоверной терапевтической ценности данного метода, особенно у пациентов, для которых традиционная психотерапия оказалась неэффективной.

Выводы

Подводя итоги работы с 30 пациентами мы, приходим к выводу, что причиной соматоформных расстройств у данной категории пациентов является не «мифическая» радиоактивность, а выраженные психоэмоциональные изменения. Мы думаем, судя по приведенному клиническому случаю, что в основе этих расстройств лежат психотравмирующие ситуации, связанные с участием в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Целенаправленная работа по снижению напряжения в отдельных местах «мышечного панциря» приводит к аналогичным изменениям психоэмоциональной сферы: снижению уровня тревоги, повышению уверенности в себе.

Предложенный нами метод психотерапевтического воздействия является эффективным, что подтверждается достоверными статистическими расчетами.

Литература

1. Гроф С. Путешествия в поисках себя: измерения сознания и новой перспективы в психотерапии и исследовании внутреннего мира. — М.: Изд-во Трансперсонал. ин-та, 1994. — С. 325—368.
2. Ересько Д. Б., Исурина Г. Л., Кайдановская Е. В. Алекситимия и методы её определения при пограничных психосоматических расстройствах: Метод. пособие. — Санкт-Петербург, 1993. — c. 21—25.
3. Рудестам К. Групповая психотерапия. — М.: Б. и., 1990.
4. Столяренко Л. Д. Характерный мышечный панцирь как фактор препятствия развитию личности // Основы психологии. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. — c. 242—247.
5. Попов Ю. В., Вид В. Д. Современная клиническая психиатрия. — М.: Экспертное бюро, 1997. — С. 218—230.
6. Пезешкиан Н. Психосоматика и позитивная психотерапия: Пер. с нем. — М.: Медицина, 1996. — 464с.: ил.

Семья, если дать ей нужный профессиональный толчок и «запустить» ее положительные силы, способна сама, на основе собственных внутренних ресурсов, помочь своим членам, а не наоборот, усугубить страдания человека, обратившегося за психологической помощью.

Александр Шапиро