Психотерапевтический центр Фалеевой  


Агорафобия

Фалеева Вера Викторовна

Статья опубликована на сайте www.likar.info

Более 10 лет из 42-х Ольга страдала агорафобией. Несмотря на назначенные ей транквилизаторы, антидепрессанты и усилия разных врачей, ей становилось все хуже. Из-за болезни она рассталась с мужем, потеряла доходную работу в качестве агента по закупкам для крупной сети универмагов и могла бы потерять радость жизни, если бы не сумела избавиться от своего недуга.

Ольга помнила очень отчетливо, когда и как впервые появилась болезнь. Она направлялась на работу, по дороге зашла в банк. Внезапный приступ паники обрушился на женщину, когда она стояла в очереди. Ощущение было таким незнакомым и мощным, что Ольга подумала, что упадет в обморок. На спине выступил холодный пот, от которого сразу же почти насквозь промокла блузка. Когда подошла ее очередь, женщина, словно в тумане, пошла к свободному оператору, но вдруг застыла в полной растерянности. Казалось, что до окошка оператора тысяча миль. Тихие голоса вокруг нее зазвучали гулко, словно она слышала их со дна колодца. Ольга развернулась и побежала прочь. Как она оказалась дома, женщина не знает.

Подобные приступы в последующем повторялись еще несколько раз, и квартира стала единственным безопасным местом в ее жизни! Тревогу и страх вызывали даже мысли о том, что, она выйдет за ее пределы. Она помнит озабоченность мужа, который пытался убедить ее вернуться на работу, видела, как таяло с годами его терпение — ведь Ольга становилась все более замкнутой, и ей все труднее было участвовать в их совместной жизни — эмоционально, финансово, физически. Фактически она сама настояла на разводе, ибо ей тяжело было видеть разочарование и напряженное терпение в его глазах. Когда муж ушел, она испытала искреннее облегчение.

Агорафобия — одно из самых распространенных на сегодняшний день тревожных расстройств. Под этим термином объединяется целая группа страхов, которые возникают у человека, когда он покидает свой дом — самое безопасное для него место на земле. Сюда входят такие отдельные страхи, как страх заходить в магазины, на рынки, в различные публичные места, поездки в транспорте без сопровождающих лиц, особенно в метро. Ключевой момент всех этих страхов состоит в том, что человек не мыслит себе выхода из подобных «опасных» ситуаций, он не представляет себе, как можно «убежать» из опасной для него территории «не погибнув», в безопасную зону — домой.

Термин «агорафобия» изначально означал страх нахождения на рыночной площади. «Агора» в переводе с греческого языка означает «рыночную площадь». Агорафобия, следовательно, по своему происхождению является страхом рынка, базара, места, где собирается много народа, где «кипит жизнь». А потому, агорафобия — типичный страх жизни. Человек, страдающий агорафобией, живет в постоянном ожидании приступа панического страха, вследствие чего начинает избегать самых разных ситуаций (поездок в транспорте, загородных прогулок, посещения магазина и т.д.). Часто первый приступ случается в замкнутом пространстве — метро, кинотеатре, магазине, поэтому, как тревожное состояние, агорафобия — более широкое понятие, чем просто боязнь открытого пространства.

Страх и тревога — древнейшие защитные реакции всех живых существ на опасность или ее возможность. Это непроизвольные реакции, направленные на самосохранение. Они должны присутствовать в каждом из нас (без нее человек не смог бы жить), но в адекватном ситуации количестве. Избыток тревоги и страха снижает качество жизни, приводит к развитию тревожно-фобических расстройств. Приступы страха, испытываемые пациентами с агорафобией, настолько сильны, что человеку, никогда не знавшему подобных ощущений, невозможно их представить.

Агорафобия чаще всего начинается в молодом возрасте — между 20 и 30 годами. Чаще ей подвержены женщины. Первичными пусковыми моментами могут быть чрезмерное употребление кофеина, алкоголя, стрессовая ситуация.

Представим такую ситуацию: в обеденный перерыв беззаботно беседуют две подружки за чашкой кофе. Волнующая тема беседы, несколько чашек кофе, сигареты… Неожиданно одна из них начинает ощущать нехватку воздуха, сердцебиение (вегетативная реакция на кофеин и никотин), как следствие — тревогу и чувство страха за свою жизнь. Абсолютно здоровая женщина вдруг почувствовала угрозу для своей жизни, поняла, что может умереть, — чувство страха смерти доходит до паники, целиком подчиняет ее себе. Один раз, испытав подобное состояние, она начинает ожидать его и избегать ситуаций, способных вызвать эти ощущения. Страх за свою жизнь заставляет обратиться к врачу. Терапевт, кардиолог, невропатолог назначают многочисленные обследования, которые не выявляют никакой патологии. Устанавливается диагноз «вегето-сосудистая дистония», либо «диэнцефальные кризы», либо «симпатоадреналовые кризы». Начинается лечение препаратами, влияющими на деятельность сердца, сосудов, вегетативную нервную систему. Лечение приносит лишь временное, либо незначительное облегчение. Человек с агорафобией испытывает разочарование от неэффективного лечения, меняет врачей, делает повторные обследования с уверенностью в том, что доктора «ошибочно не обнаружили какую-то внутреннюю болезнь». Еще больше зацикливается на своей болезни, впадает в депрессию. Если не провести правильное лечение, то страхи начинают нарастать, как снежный ком, и тревога появляется все чаще и сильнее. Жизнь — во всех ее проявлениях — становится опасной!

Человек в этом случае старается избежать тех ситуаций, из которых нет быстрого выхода. В результате, такие люди не ездят в метро и вообще в транспорте, в кинотеатре садятся как можно ближе к выходу, избегают толпы и т. д. По мере прогрессирования этого состояния, больные агорафобией становятся все более зависимыми от близких людей — требуют постоянного сопровождения, считая, что, таким образом, в случае экстренной ситуации, им будет оказана своевременная помощь. В конце концов, больные перестают выходить из дома. Например, один из моих бывших пациентов не выходил из дома 15 лет, приспособившись работать на дому. В настоящее время курс лечения проходит пациентка, на протяжении трех лет не покидавшая пределов своей квартиры. Квартира для таких людей — место покоя. Чем дальше от этого места, тем больше паника.

Больные агорафобией психически здоровы и нуждаются в помощи психотерапевта. Агорафобия не влияет на интеллектуальные способности человека. А вот, что действительно заслуживает внимания, так это нарушения функций внутренних органов.

Все наши чувства «живут» в нашем теле. Любое эмоциональное состояние человека имеет свое отражение в теле через ощущения. То, что мы испытываем, как тревогу, панику, в теле проявляется ощущениями напряжения в разных частях тела. Длительное напряжение — это спазм мышц тела, сжатие сосудов, бронхов, диафрагмы, желудка, кишечника. Сердцу, чтобы обеспечить сжатое от напряжения тело кровью, необходимо увеличить количество сокращений, а потому тревога всегда сопровождается сердцебиением. Длительная тревога — длительный спазм. Длительный спазм — нарушение кровообращения в соответствующих зонах, развитие так называемых психосоматических заболеваний. Перечень их огромный: гипертония, мигрень, язвенная болезнь желудка, бронхиальная астма. Болезни могут охватывать любые органы и системы организма. Если человек в этом случае обратится, например, к гастроэнтерологу с жалобами на боли в желудке, то после соответствующего обследования у него, скорее всего, будет выявлен гастрит (это заболевание в наше время есть практически у всех). Будет назначено лечение. Но, поскольку это будет лечение следствия — гастрита, а не причины — страха, эффекта от него ждать не стоит. В данном случае помочь может психотерапия, к которой, к сожалению, прибегают поздно — после длительных мучений, борьбы с собой, длительного лечения у различных специалистов.

Агорафобия — «прерыватель» активного поведения, табу на активную жизненную позицию, ограничитель жизненного пространства. Открытое пространство есть символ жизни, символ качества жизни и личного выбора!

Очень символично высказывание бывшей пациентки, избавившейся от многолетней агорафобии: «Я как инвалид, который вновь учится ходить после долгой болезни!»

Семья, если дать ей нужный профессиональный толчок и «запустить» ее положительные силы, способна сама, на основе собственных внутренних ресурсов, помочь своим членам, а не наоборот, усугубить страдания человека, обратившегося за психологической помощью.

Александр Шапиро